“О всех трудностях забываешь, когда работа закончена”

Мастерская керамики ручной работы в Санкт-Петербурге LUMACA ceramica объединяет трёх девушек с разным творческим и жизненным опытом. Они объединились, чтобы создавать посуду и предметы интерьера. Журнал Modernpottery.ru расспросил LUMACA ceramica об истории брэнда, о разделении обязанностей в проекте и командной работе над заказами.

 

— Расскажите немного о вашей команде. Где вы учились? Как пришли в керамику?

Наша команда совсем небольшая  мы, сёстры Наталья и Анна, и наша подруга и помощница Алёна. Специального образования в сфере керамики у нас нет. Наталья окончила Институт печати по специальности “технолог полиграфического производства”, работала графическим дизайнером. Аня по профессии менеджер, работала в сфере гостиничного бизнеса, а также в сети салонов Villeroy&Boch. У Алёны финансовое образование.

Так получилось, что керамика объединила наши разные характеры, умения и опыт. В керамическом деле мы оказались в 2015 году. После нескольких лет творческих поисков мы с сестрой пришли на мастер-класс по лепке в студию “Бисквит” в Санкт-Петербурге. Нам очень понравилось работать с глиной и сама атмосфера свободного творчества в студии. Когда мы получили наши первые готовые изделия, это был полный восторг, и наше желание создавать осязаемые вещи, которыми можно пользоваться, уже было не остановить.

Потом были ещё несколько мастер-классов, курс по разным техникам в керамике, первое участие в маркете и так далее.

— Есть ли в вашей команде какое-то разделение обязанностей?

Обычно мы встречаемся в мастерской и обсуждаем, кто чем хотел бы заняться из того, что есть на повестке дня. Творческая работа напрямую зависит от внутреннего состояния. И если, к примеру, в какой-то день нет настроения глазуровать, то лучше это поручить другому или отложить на другой день, так как может получиться далеко не лучший результат.

Когда идёт работа над большим заказом, то часто мы разделяем обязанности для планомерного выполнения, например, кто-то лепит изделия, а кто-то обрабатывает и глазурует уже высохшие и обожжённые.

— Как родилось название для вашего бренда?

Оно появилось достаточно спонтанно. Нужен был логотип и концепция, которые отличали бы нашу керамику. Абстрактное название нам не подходило, и мы искали какой-то образ для ассоциации. 

Аня в своё время сделала красивый чёрно-белый фотоснимок ползущей по камням улитки. А на языке символов улитка это настойчивость, стремление к цели, преодоление самого себя и препятствий, умение не спешить и не сворачивать с дороги, какой бы трудной и долгой она ни казалась. Нам очень понравилась эта концепция, и мы выбрали итальянский перевод улитки Lumaca, звучащий немного причудливо и игриво.

— Почему вы выбрали для себя именно технику ручной лепки? Пробовали ли вы литьё или работу за кругом?

Работать за гончарным кругом нам понравилось с самого начала, так же как и техники ручной лепки. Но, поскольку свободного доступа к гончарному кругу долгое время не было, мы сосредоточились на ручной лепке.

В таких техниках есть определённые ограничения, которых нет при работе за кругом. Это в основном относится к созданию нужной формы. И, наоборот, в ручных вещах есть особенности, которых нет в гончарных. Нам нравится сочетать все эти возможности. 

Литьё это уже совсем другой процесс, более техничный, и в нём меньше непосредственного взаимодействия с материалом, теряется персонифицированность вещи. Пока для нас это наименее интересное направление. 

— Есть ли у вас предпочтения в материалах, с какими массами и глазурями чаще работаете? Готовите ли сами глазури?

Мы работаем с немецкими и испанскими материалами, которые доступны в Петербурге. Очень нравятся керамические массы со своим характером фактурные, чёрные, песочные. Ручная лепка идеально подходит таким материалам.

Любим когда есть контраст между глазурованными участками и поверхностью самой глины. Также хотим больше поработать с фарфором, как с противоположным глине материалом, хрупким и утончённым. Глазури используем готовые, пока нет времени для экспериментов с приготовлением собственных.

— Что из техник вам бы хотелось освоить в ближайшем будущем?

В основном мы планируем развивать и совершенствовать то, что уже уже освоили и применяем. Тренируемся за гончарным кругом, это очень приятный процесс.

— Иногда вы проводите мастер-классы. Не было ли у вас мыслей открыть свою студию или школу?

Организация студии и работа с людьми это то, что нам не очень подходит. К тому же, многие сейчас этим уже успешно занимаются. Нам интересно прежде всего создавать, реализовывать свои идеи в творческом процессе, поэтому планируем работать именно как мастерская.

— У вас есть опыт создания посуды для ресторанов. Насколько это тяжело — делать посуду в большом количестве только в технике ручной лепки?

Да, мы работаем на заказ и делали тарелки для таких ресторанов как “Вкус есть”, “Квартира Кости Кройца” и “ДворДзен” в Петербурге, “Чёрное море” в Красноярске. Делать посуду вручную достаточно тяжело, так как это физический труд, и многие стадии требуют сил и концентрации. Кроме того, при серьёзном заказе всегда есть давление сроков и качественного исполнения, что иногда достаточно тяжело эмоционально. Но обо всём этом забываешь, когда работа закончена, всё получилось, и в руках готовые красивые изделия.

Если предстоит большой проект, главное грамотно спланировать работу, распределить задачи и время. Мы обычно разбиваем большой заказ на партии, и пока следующая партия лепится, предыдущая обрабатывается, обжигается и так далее. Образуется поток, и процесс идёт сам собой.

— У вас очень много красивых фотографий посуды. Вы чаще снимаете работы сами или стараетесь сотрудничать с профессиональными фотографами?

Фотографии с отдельными изделиями мы снимаем сами в мастерской. Навык работы в Photoshop очень помогает подготовить фото для публикации и не обращаться к профессионалам для съёмки каждой новой вещи. Фото с сервировками и красивой едой от профессиональных фуд-фотографов, которые заказывают у нас посуду для себя или арендуют для съёмки.

Также периодически наша посуда участвует в фотопроектах и мастер-классах, фото с которых мы с радостью используем. К примеру, этим летом мы подготовили тарелки, стаканчики и салатники для воркшопа, который организовывали Melanie в Финляндии. Получилась атмосферная свадебная фото-история.

— Как вы стали резидентами “Голицын Лофта”? Чем вам нравится это место, где вы обитали до этого? 

Сначала мы лепили дома и возили в студию на обжиг. Первую мастерскую мы организовали совместно с Викой Нечаевой, Basa ceramics. Она в тот момент уже планировала покупку печи, и мы вместе арендовали помещение и сделали ремонт. Это было чудесное ощущение впервые своя мастерская. 

Затем проекты стали расти, и пришло время разъехаться. Случайно мы узнали об аренде в недавно открывшемся “Голицын Лофте” и решили стать его резидентами.

“Голицын Лофт” живёт дневной и ночной жизнью. Есть определённая категория посетителей, которые приходят вечером в бары, прогуливаются по этажам, накидывают окурков, пишут на стенах, разбивают туалеты, так, что администрация не успевает их чинить. Это, конечно, неприятный момент для тех, кто арендует помещения и хотел бы работать днём в комфортных условиях. 

Также есть сложности именно для керамической мастерской. В нашем здании почему-то нет горячей воды, и мытьё инструментов зимой становится испытанием. К тому же мы располагаемся на четвёртом этаже, поэтому приходится поднимать материалы и оборудование без лифта, что весьма тяжело.

В остальном мы любим это место и его бодрый творческий дух, особую атмосферу исторического центра Петербурга. Нам нравится работать с прекрасным видом из окна, вечерним солнцем и музыкой из ресторанчиков во дворе в весенне-летний период.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Есть ли, на ваш взгляд, в Питере сообщество керамистов? Общаетесь ли вы с коллегами и, вообще, необходимо ли вам такое общение в профессиональной среде?

Нам представляется, что есть “старая гвардия” керамистов-профессионалов, они все друг друга знают и общаются. И есть много молодых проектов, которые знают друг друга по страничкам в интернете. С коллегами общаемся, но довольно редко. Мы ещё только накапливаем тот опыт, которым можно было бы делиться. А, вообще, такое профессиональное общение может быть очень полезным для керамистов.

Вопросы задавала Дарья Боброва.
Фото: LUMACA ceramica, Луиза Смирнова, Юлия Геращенко.

Комментарии закрыты