“Работа на заказ — это воплощение чьей-то мечты”

Анна Куприянова вместе с мужем Александром Умниковым живут и работают в Звенигороде. Это не так далеко от Москвы, но уже совсем не столица. У них свой (в полном смысле свой — построенный ещё до революции, реконструированный и расширенный силами Анны и её мужа) дом, где они живут и создают керамику. На фасаде дома красуются изразцы с изображениями льва и сирина. В названии студии Анны и Александра именно эти персонажи — “Лев и Сирин”, и в их керамике часто присутствуют образы невиданных животных и загадочных созданий.

Анна по просьбе журнала Modernpottery рассказала о своём знакомстве с глиной и о жизни студии в Звенигороде. Мы приводим её рассказ от первого лица.

Семейные ценности

Профильного образования у меня нет. Всё, что я умею в керамике, досталось от папы и бабушки, плюс личная наблюдательность и поиски.

Первое моё знакомство с керамикой произошло в 13 лет. С 15 лет я уже делала самостоятельные шаги, и это была скорее профессиональная деятельность. Я начала со свистулек, мелкой пластики, это был способ заработать первые деньги. Полем для творческой реализации в то время было рисование. Мечтала быть графиком и книжным иллюстратором.

В тот момент, когда я начала серьёзно работать в керамике, я уже приобрела профессию мультипликатора, научилась чувствовать себя художником, мне было 20 лет. Обучение велось в боевых условиях.

Это была практика. Мы работали с папой на серьёзных проектах, он учил меня думать, находить решения. В качестве обучающих заданий я делала пласты с лимитом в 40 минут, в качестве заказов — вазы по 50 см высотой и через год — уже первый авторский камин. Печи для обжига были большие, объёмы работы тоже. Бояться было некогда.

Так до 2008 года работали вместе в проекте “Мастерская Куприяновых”. Это были совместные и авторские работы под флагами мастерской: обширный и прекрасный опыт. Потом появилась наша с мужем собственная мастерская, свои принципы работы, и с 2012 года мы называемся “Лев и Сирин. Керамика”, с папой уже никак не связаны.

Рассказать подробно о простом

Я никогда не представляла себя в роли преподавателя. Мы взялись вести детскую студию, это было непросто. Я и мысли не допускала, что есть что-то, что я могу сказать взрослым керамистам, не имея профильного образования, членства в Союзе художников, выставочной деятельности и т. д.

Анна Куприянова. Фото Натальи Лев

Но время от времени друзья и просто незнакомые люди просили что-то объяснить и уверяли, что именно этого им и не хватает. Потом их становилось ещё больше, и я начала понимать: что-же им не хватает.

Мы открыли курсы. Сейчас я веду мастер-классы, интенсивы и длинные онлайн-курсы, стараюсь писать статьи о насущных вопросах для керамистов. Постепенно, начинаю верить, что это действительно нужно и приносит пользу.

Думаю, основная моя способность — рассказать подробно о простых вещах, которые “и так должны быть понятными”. Вот и всё преподавание.

В поисках команды

“Лев и Сирин” — это наш с мужем совместный проект. Мой любимый — не керамист и не художник по образованию, но у него проявились прекрасные способности, чувство стиля и материала, которыми я восхищаюсь. Он мечтает плотно заняться керамикой, но пока ведёт дела, связанные с обустройством студии, дома после ремонта и ещё кучу технических моментов.

Переговоры о создании этого камина велись в течение двух лет, а делали его полгода

В этом году мы начали работать с Дианой Андроновой, теперь это наш прекраснейший преподаватель детской студии. Очень довольна этим сотрудничеством.

Вообще, я думаю, что у “Льва и Сирина” очень большие возможности и, наверное, будут появляться новые участники команды. Пока планов громадьё. Поживём — увидим.

Привычка мыслить масштабно

Одно из основных направлений нашей студии — изготовление керамических изразцов для печей и фасадов. 

Студия “Лев и Сирин” небольшая, но привычка мыслить масштабно укоренилась, и мы беремся за объёмные проекты. В этой области мы больше художники, чем производство. Часто для воплощения идей приходится изобретать новые техники и составлять новые глазури. Все наши камины и рельефы сделаны в единственном экземпляре.

Да, моменты есть и сложные, и интересные. Плюс в том, что каждый камин или фасад — это серьёзный, статусный проект, который обеспечивает работой на длительное время, от трёх месяцев до года. На этапе подготовки необходимо просчитать и утвердить все возможные нюансы и технические сложности, которые будут возникать на протяжении работы.

Создание настенного керамического фартука. Фото Натальи Лев

Кроме того, такие проекты — это всегда взаимодействие с тем, для кого мы их делаем. В немалой степени это провоцирует соавторство. Мы очень вникаем в пожелания, условия. Много общаемся, утверждаем темы, эскизы, пробы в материале. Согласовываем массу нюансов. Это бывает непросто, но очень интересно.

Многие красивые работы просто не появились бы на свет, если бы не фантазия прекрасных людей, для которых мы работаем.

Для меня, работа на заказ — это воплощение чьей-то мечты, участие в создании сердца другого дома. Возможно, даже чья-то семейная реликвия, учитывая, что камины и что-то подобное живёт гораздо дольше нас. От этого захватывает дух, и я всегда очень трепетно отношусь ко всем проектам.

Сложно “переварить” большой объём, не потерять “огонь эмоций” на 60-том изразце и длительное время хранить в сознании живой образ работы, которую сможешь увидеть только после монтажа. Это волшебство, конечно. Очень большая ответственность.

Мы всегда показываем часть процесса всех проектов и результаты работы на моей странице Фейсбуке. Такой сериал real-time получается.

О материалах и печах 

Я леплю очень много и мой девиз: “Простота и доступность”.  Мне нравится глина, которую я могу сработать 150 кг за две недели, с которой удобно и которая доступна по цене.

Глазури я покупаю.

Чтобы готовить глазури и глину самим, нужны условия, которых мы не имеем, и я к этому не стремлюсь. На основе простых готовых глазурей составляю любые нужные решения по цвету и свойству.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Я выросла в те времена, когда магазинов для керамистов ещё не было, и многообразия тоже. Руководствовались принципом “голь на выдумки хитра”, смекалкой и опытом. Сейчас эти навыки тоже очень хорошо помогают.

Первые печи, которые я увидела в своей жизни, были дровяными. Солевые, восстановительные, раку обжиги навсегда остались в сознании. 

Основная печь у нас муфельная. Дровяную мы не можем сделать, потому что не позволит пожарная безопасность. Прошлой осенью сделали газовую, и теперь всех зовём делать необычные обжиги. Будем экспериментировать.

Вдалеке от шумной столицы

Я выросла в Звенигороде, тут у нас дом, сад, мастерская. Мы очень привязаны к месту и большие домоседы.

Не знаю, есть ли преимущества у такого места жительства. Трудно сравнить, когда не пробовал чего-то другого.

Дом Анны и Александра в Звенигороде

Интернет расширяет границы. Наши работы в разных городах и странах, к нам на курсы приезжают поездами, прилетают самолётами из разных городов и стран. Это удивительно, но так и есть...

Комментарии закрыты