Синее и белое

Те, кто однажды увидел керамику Юлии Пилипчатиной, повстречав её вновь, всегда узнают этот лёгкий, изящный стиль. Юля — художница, иллюстратор. Растительные узоры, пейзажи и сказочные сюжеты она создаёт не только на бумаге, но и на керамике.

Но обо всём по порядку.

6at4huq3lvi_2
Фото: Павел Дорогой

Юля живёт в Харькове, в Украине. Ей 33 года, из них с глиной она работает два и, как говорит сама, всё ещё учится этому.

«Моя «керамическая история» началась, когда я купила первую в жизни собственную квартиру, – вспоминает Юля. – Нужно было делать ремонт. Когда подбирала материалы для него, я наткнулась на керамическую плитку ручной работы. И влюбилась. Мне захотелось делать её самой, это казалось мне прекрасной идеей, относительно несложной».

Начала работать она совершенно внезапно. Просто пошла в художественный магазин, купила разных сортов глины, стала резать и лепить из неё квадратики с рельефом. Параллельно искала кого-то, кто смог бы объяснить – что же с этим делать дальше?

«Сперва отыскала доброго человека в Полтаве – поехала к нему. Он поделился со мной всем, чем только мог, тогда я понятия не имела, что за порошки этот едва знакомый человек суёт мне в рюкзак. А сейчас я всё ещё работаю с теми самыми пигментами для глины, — рассказывает Юля. - Потом я нашла в Харькове прекрасного человека Диму Ермолу. Он позволил обжигать мои плиточки в своей печи. И началось: Дима, а как это? А что с этим? А почему так? В итоге я считаю, что Дима – мой сэнсей».

Оказалось, что бело-синие плитки с цветами, оленями и корабликами — только начало. Юля начала делать ещё и тарелки.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Со временем, конечно, перед ней встал вопрос о приобретении собственной печи. 

«Я заказывала её у мастера, она не заводская. Делали её год. Я всё это время просто зрела для того, чтобы она у меня всё-таки появилась. Могла бы поторопить, конечно, но мне самой надо было привыкнуть к мысли, что дома будет стоять 120 кг и выдавать температуру в 1200 градусов Цельсия. Когда она появилась, у меня было чувство, что она в доме главная, а я – «обслуживающий персонал». Но сейчас уже все хорошо, у нас с ней взаимопонимание», — смеётся Юля.

Юлина керамика сегодня по-прежнему проста и лаконична. Она не использует сложных глазурей, не проводит специальных обжигов. Свои тарелки она делает из украинской массы МКФ-2, покрывает их белым ангобом, расписывает узорами в синих оттенках. Использует она прозрачную или чисто белую глухую глазурь. “Пока я вижу в бело-синем какой-то потенциал для себя — буду его исследовать», — делится Юля.  

10
Фото: Таня Булгакова

Уже почти семь лет она занимается только тем, что ей нравится (раньше Юля работала журналистом и редактором в газете). «Я иллюстрирую детские книги, и работа с глиной никак этому занятию не мешает. Сейчас мне хочется больше времени посвящать керамике, но люблю я оба дела. Они связаны с визуализацией, это моё», — говорит она.

Каждое утро Юля проводит в мастерской, под которую отвела одну из комнат в квартире. «Мне нравится такая традиция. Я леплю-расписываю-глазурую. Все тарелочки, которые сделала, я фотографирую и выкладываю в Instagram, моя страница – это и есть мой магазин, — рассказывает Юля. — Увы, у меня не хватает посуды для участия в маркетах, для этого мне нужно делать её раза в три больше. А пока меня устраивает и этот ритм. Не хочется перегореть и превратить любимое дело в конвейер».

Комментарии закрыты