Изразец для подражания

Изразец для человека, увлекающегося керамикой, — слово магическое. Не каждый керамист берётся их делать, а уж в Пермском крае найти таких мастеров вообще непросто. Поэтому, когда от коллег-журналистов я узнала, что в Усолье стоят три новые изразцовые печи, сделанные по старинным образцам, а сейчас готовится к закладке четвёртая, очень удивилась. Самоуверенно думала, что знаю всех немногочисленных керамистов в окрестностях, и уж точно никто из них не делает изразцы. Уже через две недели мы в хорошей компании отправились в Усольский музей «Палаты Строгановых».

Директор «Палат Строгановых» Станислав Хоробрых — человек крайне гостеприимный. Мы раньше не были знакомы, но на мой вопрос: «Можно ли приехать, посмотреть изразцы и узнать, как их делают?» — он не раздумывая ответил: «Приезжай. Бутерброды возьми только, а чаем напоим». Оказалось, так радушно приезжих принимает весь коллектив музея. Здесь нам были рады все. Даже девушки, которые штукатурили потолки в одном из помещений, на прощание сказали: «Приезжайте обязательно ещё!»

img_0624Нас сразу же познакомили с главным человеком, который отвечает в музее за изразцовые печи, — Зинаидой Егоровной Калиной. В этот момент она как раз делала очередной изразец — отминала глину в гипсовую форму.

Полноценной мастерской для керамистов в музее пока нет. Появится ли она когда-либо — неизвестно. Но желание творить в Зинаиде Егоровне настолько сильно, что отсутствие полноценного рабочего пространства для неё не препятствие. Она и гончар Андрей Кузнецов трудятся в небольшом огороженном уголке первого этажа музея. Здесь у них есть стол, уставленный банками с глазурями и пигментами, досыхающими крынками, глиной и гипсовыми формами. За ним Андрей доделывает кружки, недавно снятые с гончарного круга, а Зинаида Егоровна — изразцы.

На полу сушится глина. Её мастерам бесплатно поставляет местный кирпичный завод «Меакир». Копает он эту глину, красную и белую, в карьере возле посёлка Усть-Игум в Александровском районе. Керамисты хранят её как в старину — сухую, в большом амбаре: набирают в ведро нужное количество, отмачивают, а затем сушат до нужной пластичности. Глазурь для изразцов тоже местная, приготовленная на заводе эмалированной посуды в Лысьве.

На полках и стеллажах у мастеров множество керамических изделий. «А это что за старинная вещь?» — спрашиваю я, снимая с полки кусок расписанного черепка. «Да это изразцы от бывших печей», — буднично говорит Андрей о печах, которые в палатах Строгановых были сделаны в XVIII веке.

Зинаида Егоровна в это время не менее буднично достала со стеллажа книгу «Русское изразцовое искусство» 1983 года, картинки из которой я видела только в интернете — книга больше не издаётся. В ней собраны фотографии изразцов, сделанных в разных городах России в XV—XIX веках, есть среди них и подобные тем, что украшали печи в Строгановских палатах.

img_0583По разным данным, в здании музея было шесть—восемь печей. Точно сказать сложно, поскольку памятник долгое время, с 1954 года, находился в заброшенном состоянии. Реставрация началась только в 2002-м. От печей к тому времени остались лишь основания, по ним сотрудники музея смогли восстановить их размеры и расположение.

К счастью, ещё в 1976 году по заказу Пермской научной реставрационной мастерской была составлена документация для реконструкции четырёх печей парадного, второго этажа. В музеях Соликамска и Березников, а также Чердыни сохранились изразцы, которые послужили образцами для печей-новоделов. За их изготовление взялись спустя несколько лет после создания музея. Укладку первой печи, в московском стиле, мастера закончили в 2006 году. Изразцы на ней — с жёлто-сине-коричневым рельефом и картушами (щитами) по белому полю. В старину её покрывали потёчными глазурями, и рисунок получался слегка неровным. Сейчас глазури с таким составом уже не выпускают, поэтому керамистам пришлось специально расписывать изразцы «слегка дрожащей рукой», чтобы воссоздать небрежный стиль прошлого.

Эта печь — единственная действующая, её можно топить. Станислав Хоробрых говорит, что это идёт ей только на пользу: после топки глазурь на керамике даёт характерные трещины, которые делают её ещё более похожей на старинные изразцы.

Работать над восстановлением печей Строгановских палат начинала керамист Наталья Гагарина. Зинаида Егоровна пришла ей на подмогу, а затем полностью взяла это дело под своё руководство. За теоретическую часть реконструкции отвечает искусствовед Виктор Александрович Цыпуштанов.

Вторую печь, с ярким орнаментом на зелёном фоне, эта команда восстановила к 2013 году. Она относится к сольвычегодскому стилю — по названию города в Архангельской области, в котором тоже жили представители династии Строгановых.

Третья печь, в голландском стиле, была восстановлена совсем недавно. Рассматривать её — очень увлекательное занятие. Изразцы на этой печи имеют сюжетные картинки. Рисунки для них были взяты с печи дома В. К. Петровой в Соликамске и с музейных экземпляров. Местные мастера, делавшие изразцы в XVIII веке, учились у голландцев, но каждый — как умел, поэтому на некоторых керамических плитках — сложный изящный рисунок, а на некоторых — зайцы и козлы с непомерно большими головами.

img_0602Зинаида Егоровна показала нам первые изразцы, которые станут частью четвёртой печи с витым зелёным рельефом по белому полю. Работа над ней началась в мае этого года, а срок завершения пока остаётся открытым. «Станислав Валерьевич «топает ножкой» и просит закончить к маю следующего года, — смеётся Зинаида Егоровна, поглядывая на директора. — Но реальный срок — хотя бы к осени».

Калина делает изразцы практически одна. Говорит, иногда бывают помощники, в том числе студенты художественных училищ и напарник по керамическому делу — Андрей Кузнецов.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Восстановление печей — дело небыстрое. Например, на печь в голландском стиле потребовалось около трёх лет. Керамисты сделали почти 800 изразцов, из них примерно 200 для печи не подошли из-за возникших в процессе обжига дефектов. Кроме того, некоторые изразцы очень сложные в изготовлении. Один, например, нужно только отливать целый день, а потом ещё обжиг, роспись, снова обжиг…

Зинаиде Егоровне этот процесс очень нравится, и работать в музей она, как говорит сама, просилась два года — всё не было подходящей ставки. Здесь она трудится уже шесть лет, и впереди ещё много дел. В соседнем здании, усадьбе Голицыных, тоже когда-то стояли две печи. Глядишь, и до их восстановления дело дойдёт.

Наше керамическое путешествие закончилось беседой за чаем с яблочным вареньем. Зинаида Егоровна отдала нам с собой два изразца, которые не подошли для печей. Мы договорились, что непременно приедем ещё, уже не просто поговорить, а заняться делом — отминать изразцы для четвёртой печи. А если повезёт, нам доверят и роспись.

Автор: Ольга Богданова, журнал «Компаньон Magazine»

Комментарии закрыты