“Мы в шутку называли нашу работу “тяп-ляп гончарка”

Фрея Брамбл-Картер — участница второго сезона телешоу The Great Pottery Throw Down на BBC Two. Ей 24 года. Фрея живёт в Лондоне со своей сестрой-близнецом. Её отец — гончар, и Фрея выросла, помогая ему в мастерской. Она отказывалась от идеи связать свою карьеру с керамикой, потому что “никогда не встречала богатого гончара”. Но керамика “у неё в душе” и сейчас Фрея работает в студии отца, где ведёт несколько классов.

Фрея рассказала нам о том, как приняла решение заняться керамикой, своём опыте преподавания и о том, как она чувствовала себя в атмосфере соревнования на телешоу.

— Как отец повлиял на ваше решение заняться керамикой?

— Работа моего отца оказала сильное влияние на то, что я начала заниматься гончарным делом. Я видела красоту в нём ещё в раннем возрасте, но по некоторым причинам мне потребовалось много времени, чтобы заняться гончарством всерьёз. Однажды я как будто столкнулась с этим лицом к лицу и меня просто осенило: “Ну конечно!” 

Поскольку моё образование было связано с тем, что я занималась визуальным искусством и дизайном в Brit school и изобразительным искусством в Chelsea, я не представляла для себя никакой другой практики в сфере искусства, кроме тех работ, которые я видела в моей собственной комнате.

Дома мне каждый день попадается на глаза керамика моего отца — её у нас очень много! Я думала, почему же я борюсь сама с собой, пытаясь высказываться через все другие искусства, но только не через глину, тогда как именно она самая лучшая, на мой взгляд, для этого возможность, и она была под рукой всё это время, прямо у меня под носом!   

— Как вы считаете, где находится граница между учеником и самостоятельным мастером?

— Каждый мастер всегда начинает с нуля, но даже когда он достигает вершины мастерства, он всегда учится — куда развиваться дальше. Мне гораздо легче думать о себе как о студенте и всегда стремиться к тому, чтобы учиться новому в мастерстве и в этой жизни. Не важно, как много опыта ты получил, всегда есть новые возможности, которые можно использовать в своей работе. 

Важно сохранять живой энтузиазм. Даже мой отец иногда говорит мне, что он хотел бы иметь наставника, но, на мой взгляд, нет уже ничего такого, что бы он не мог освоить или сделать, а на его взгляд — есть, и так мы продолжаем двигаться вперёд.  

Но всё это не означает, что вы не можете быть самостоятельным художником. Я начала зарабатывать этим на жизнь в 22 года, обучая детей по выходным, и из этого всё выросло. Я училась передавать знания, когда мой отец передавал их мне — вы также учитесь, когда учите сами. Фактически отец направил меня по этому пути, а дальше преподавание дало мне остальное, и творчески я выросла из этого.

Вы изучаете дело изнутри, когда преподаёте, потому что вы учитесь на чужих ошибках так же хорошо, как на своих собственных!    

— Вы являетесь членом объединения London Potters. Какое значение сообщество керамистов Лондона имеет для вас?

— Членство в сообществе даёт мне поддержку и больше возможностей для  контактов с другими керамистами и демонстрации своих работ. Кроме того, важно обсуждать, критиковать и делиться идеями друг с другом. Это помогает развитию и усилению нашей жизнедеятельности — открытию керамики и гончарства широкой аудитории, как это делает шоу The Great Pottery Throw Down.

— В чём разница между тем, когда вы работаете самостоятельно, и когда оказываетесь в ситуации соревнования, как на заданиях в телешоу?

— Всё меняется, когда ты оказываешься в ситуации ограниченного времени! Я обнаружила, что, к сожалению, не способна выполнять некоторые простые задания — мои руки дрожали, а в голове было пусто из-за постоянной паники, не говоря уже о том, как трудно мне было собраться, когда задания были сложными. Я очень, очень нервничала. 

Вы должны быстро включаться в процесс и использовать все свои творческие способности. Если вы хотите, чтобы всё получилось, вы должны действовать так, как будто от этого зависит ваша жизнь. Мне понадобилось некоторое время, чтобы настроиться на режим соревнования. Потому что все друзья и хотят помогать друг другу, мы все знаем, как сложно это было!

Участники шоу очень сблизились друг с другом, и я рада, что мы стали друзьями. Мы в шутку называли нашу работу “тяп-ляп гончарка”, потому всё делалось очень быстро и ненадлежащим образом, так что что-то разваливалось.

Но в скорости и ограниченном времени была и большая ценность. Я обнаружила, что многому можно научиться, просто продолжая работать, не будучи излишне педантичным. Фактически, самое важное, чему я научилась действительно — действовать так, чтобы каждое изделие доводить до ума, тогда как обычно я бы просто выбросила вещь из-за самого незначительного недочёта — здесь у нас не было иного варианта кроме как доработать её. Если вы достаточно терпеливы и настойчивы, вы можете добиться того, чтобы ваши изделия удавались.

Работа рядом с другими гончарами также меняет ощущение от своей работы, потому что тебя будут сравнивать с ними, к чему я определённо не привыкла, и определение ценности часто отдано на откуп вкусу судей. А это субъективно. Важно не принимать их мнение слишком близко к сердцу, так как у нас всех есть право не хвалить работы друг друга, но когда тебя оценивают — это справедливо.

Для меня, как для больше концептуального художника, всё, что провоцирует интересную беседу, гораздо ценней, чем постоянная положительная оценка моей работы. Участие в соревновании показывает тебе твоё место, помогает понять, кто ты, и развивает, если не позволять мнениям сдерживать тебя.

Теперь, когда у меня есть возможность работать в одиночестве, это как рай для меня — можно совершать ошибки и создавать безумные вещи, без кучи камер, давления и комментариев.

Я научилась многому, благодаря тому, что получала эти задания — большинство из них я в действительности не делала раньше, это касается даже первого задания сделать обеденный набор, поскольку я всегда делала только скульптуры, а не домашнюю посуду, но у всего есть своя ценность.

— Какие сейчас ваши планы как художника и как преподавателя?

— В настоящий момент я веду занятия по вечерам и выходным в моей мастерской, которую я разделяю с отцом. Физическая работа в студии изнурительна и никогда не заканчивается, так что я планирую постепенно немного снизить частоту ведения классов и найти кого-то, кто поможет мне в преподавании. Тогда у меня будет больше времени заниматься своей собственной работой.

Я буду выставлять свои изделия на продажу в следующем году, больше углубившись в изобразительное искусство. Это огромное удовольствие и привилегия для меня — делать то, что я делаю, и я только хочу цвести и расцветать от этих перемен в жизни, невероятного опыта!    

Интервью подготовили Ольга Богданова и Денис Григораш

Комментарии закрыты