“Я учился гончарить на огромном железном станке”

Дмитрий Ермола — гончар из Харькова. Он не только создаёт керамические изделия, но и делает гончарные круги и муфельные печи. Мы поговорили с Дмитрием о распространении увлечения глиной в странах СНГ, спросе на его продукцию и профессиональном образовании керамистов.

dmitrij-ermola

— Как вы начали работать с глиной? Перенимали у кого-то опыт или сами всё осваивали? 

— Керамика в мою жизнь пришла абсолютно случайно, и это точно была счастливая случайность. В отличие от большинства моих знакомых керамистов, которые имеют специальное образование, я скорее самоучка.

Началось всё в далёком 1993 или 1994 году в доме детского творчества, где времени я проводил, наверное, больше чем в школе. В одном из кружков мы лепили из полимерной глины, а потом решили заняться керамикой. Благо, у преподавателя был такой опыт в институте. Нашёлся небольшой школьный муфель, материалы достали на плиточном заводе. Опыта было мало, а информации вообще никакой — всё методом проб и ошибок. 

В те годы я прошёл все проблемы начинающего керамиста: треск и деформации в сушке, пузыри воздуха, цек и прочий брак глазури. Но тогда всё это воспринималось легко. Чистый энтузиазм, про заработок никто и не думал.

После был художественно-графический факультет Харьковского педагогического университета. Тема керамики там существовала скорее на бумаге. Это вообще отдельная беседа — уровень преподавания керамики во многих учебных заведениях. Очень часто программы обучения есть, а оборудования и педагога нет.

После диплома началась другая жизнь, с керамикой никак не связанная. В основном работа. Занимался изготовлением мебели. Параллельно осваивал полиграфию, появившуюся цифровую фототехнику, увлёкся даже татуировкой.

Но любой керамист вам скажет: глина просто так не отпускает. Полюбив её однажды, разлюбить невозможно. Видимо, должно было пройти время. Пауза затянулась на пять лет. А потом вдруг наступил день, когда я задумался: по какой, собственно, причине я не занимаюсь любимым делом? И я постепенно стал искать для этого возможности.

dmitrij-ermola-5

— Сложно было начинать?

— Конечно, сначала было сложно. Найти оборудование и материалы было почти невозможно, информации тоже было немного. Интернет в те годы практически не помогал. А самое тяжёлое — полная изоляция. В моём родном городе керамистов было немного. 

Но в целом момент был удачным. У меня были средства, много времени, мастерская и огромное желание развиваться. Всё, что нужно! 

Да и ситуация вокруг способствовала. В те годы в Украине постоянно проходили какие-то керамические фестивали, симпозиумы и другие подобные мероприятия. Причём не только официально организованные, но и возникшие благодаря отдельным энтузиастам. Сначала я ездил на них как гость.

На первых же фестивалях понял две вещи. Первое — о керамике не знаю ничего. Второе — вокруг множество чудесных людей, которые ещё и керамисты. Эти поездки приносили огромную пользу, я получал знания и заводил новых знакомых. Посмотрел, как работают во Львове и в Питере, в Киеве, в Крыму, познакомился с Белорусской школой. Интересно было всё: альтернативные электричеству способы обжига керамики, раку, огненные скульптуры, работа с фарфором, роспись, литьё в гипсовые формы, авторские техники работы с глиной.

Хорошее было время. Сейчас больше работаю, ездить удаётся очень редко.

— Нужна ли, на ваш взгляд, керамисту академическая база знаний, важно ли это? 

— Думаю, тут многое зависит от того, что вкладывать в понятие “керамист”. Если есть желание заняться производством, то навыки предпринимателя и маркетолога явно предпочтительнее. Если мы говорим о художнике-керамисте, то вывод напрашивается сам собой. Художественное образование уж точно не помешает.dmitrij-ermola-1

— С какими глинами вы работаете, где берёте их? Что думаете о том, чтобы готовить глину самому, подбирать состав под свои цели и задачи? 

— Исторически керамические производства и ремесленные центры возникали вблизи источников хорошей глины. Это понятно — глина слишком тяжела для дальних перевозок. Мне в этом плане, можно сказать, повезло. В двух соседних областях есть предприятия по переработке глины. Фактически только с их глинами я и работаю. 

Конечно, можно копать и готовить сырьё самому. Но расход глины в студии — примерно 1,5-2 тонны в год, и для переработки таких объёмов необходимы средства механизации. Купить готовую массу проще и быстрее. В основном я работаю с материалом завода “Глины Донбасса”. Низкая стоимость глины позволяет держать невысокую цену на готовые изделия. Поэтому я практически не работаю с импортными массами.

Другое дело — что готовые марки глин не совсем подходят для моих целей. Это не очень удобно. Поэтому я всегда работаю со смесями из нескольких сортов глины. В мастерской их 5-6 видов и нет никакой сложности сделать смесь под любую задачу. 

Есть большое желание создать хороший экструдер. Тогда приготовление массы будет занимать значительно меньше сил. 

— Вы делаете гончарные круги. Навыки их конструирования вы получали сами?

— Я делаю не только гончарные круги, но и печи. Всё пришлось придумывать и делать самому. Таких как я — много. Самоделки — это типично для советско-постсоветского керамиста. Это только в последние годы на рынке есть практически всё: и оборудование, и инструмент, и глазури. Вопрос только в цене. 

Раньше всё было сложнее. Значительно. Да и цены на импортное оборудование казались неподъёмными, ведь такого спроса на керамику ручной работы, как сейчас, не было.

Я учился гончарить на огромном железном станке, списанном с гончарного завода. Это 70 кг “металлолома”. Потом захотелось что-то компактнее и легче. Да и тяга мастерить всегда была. 

Если без подробностей, то я потратил четыре года на эксперименты с двигателями от стиралок, швейных машин и прочее. Пока случайно не нашёл отличный сервопривод. На его базе получился очень достойный круг.

dmitrij-ermola-2

— Востребованы ли ваши круги у покупателей? Сколько вы их делаете в год? 

— Внезапно оказалось, что на круги есть устойчивый спрос, ведь импортные образцы очень не дёшевы, а мои круги весьма функциональны. Конечно, в деталях тяжело тягаться с фабричным производством, есть слабые места, я о них честно пишу в специальной теме. Но в целом круги хорошие, профессиональные. Кроме того, я могу внести доработки по просьбе заказчика. 

Делаю я их немного, 4-5 штук в год. А всего сделал что-то около 20.

dmitrij-ermola-4

— Что вы думаете о том, что сейчас в лёгком доступе находятся базовые (и не только) знания о работе с глиной, и всё больше людей начинают с ней работать? Может, дадите начинающим керамистам напутствие или совет? 

— В последние годы в странах СНГ керамика действительно бурно развивается. Это абсолютно естественный процесс, который, в первую очередь, связан с доступностью информации и касается всех сфер жизни: культура питания, интерьер, одежда, аксессуары, отдых. 

Керамика — часть глобального процесса. В первую очередь появился спрос. Естественно, появится и предложение.

Если говорить о молодых керамистах, то, надо отметить, что в первую очередь они отлично умеют подать себя. Социальные сети, интернет-магазины, доступность качественной фотографии позволяют делать хороший контент и доносить его до потенциального покупателя. Ведь сейчас продаётся не столько продукт, сколько картинка. Бренд и хорошая упаковка важнее содержимого. 

Другое дело, что 70% русскоязычных керамических аккаунтов выглядят как клоны. Все делают примерно одно и то же. Складывается ощущение, что наличие стильного фартука и фотофона заменяют лет пять опыта. В целом русскоязычный сегмент того же инстаграма попросту скучен. Тут есть повод для отдельной беседы. Есть парадоксы, что-то веселит, что-то печалит.

Обо всём этом можно много говорить, но моё личное отношение к происходящему крайне положительное. Любая реклама керамики — это реклама отрасли в целом. А естественные процессы никто не отменял. Пройдут годы и ситуация несколько выровняется, кто-то окрепнет и наберётся опыта, кто-то уйдёт из керамики. Покупатель тоже станет требовательнее к качеству.

Вопросы задавала Дарья Боброва

Комментарии закрыты