“Фарфор дарит необыкновенные возможности”

Кира Костина работает с фарфором около шести лет. У неё нет художественного образования, и впервые она встретилась с этим материалом, как часто бывает, случайно: увидела в журнале Seasons украшение — веточку из фарфора и стала искать информацию. Так она узнала о Школе фарфора, где можно попробовать сделать подобные вещи самому. Сегодня у Киры свой бренд Albo porcelain. Из белого и чёрного фарфора она делает изящные плитки с объёмными растительными узорами, гирлянды, вазы и посуду.

“В Школе Фарфора у Ивана Грабовенко я начала с мастер-класса, на котором мы попробовали сделать гипсовую форму и отлить из фарфора несложную вещь, — вспоминает Кира. — Но я быстро поняла, что хочу большего, и стала ходить на регулярной основе, учиться работать с гипсом и разными фарфоровыми массами”.

Как это всегда бывает в процессе учёбы, на пути знакомства с фарфором Кире Костиной встретились сложности. “Но они не были пугающими, не казались непреодолимыми, — говорит она. — Наш преподаватель Иван Аркадьевич всегда ратовал за то, чтобы пробовать как можно больше, не говорил: “Это тебе рано, не стоит”. Так что каждый ученик двигался в своём темпе и делал то, что ему интересно. По большому счёту, прогресс зависел от степени личной заинтересованности”.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

О капризности фарфора говорят очень много. Но Кире практически не с чем было сравнить: до встречи с этим материалом у неё не было опыта работы с глиной. О том, что с фарфором работать непросто, она знала по видео и отзывам керамистов, которые встречались ей в сети. “Наверное, это даже неплохо — я не знала, что нужно бояться”, — смеётся она. Художник настолько влюбилась в фарфор, что он казался ей просто совершенным материалом, и сложности уже не могли её остановить.

Фарфоровая масса Parian — любимая у Киры Костиной. Она работает в основном с этим английским полупрозрачным фарфором, хотя из всех фарфоровых масс, которые художник пробовала, он самый непростой в использовании. Также она работает с отечественными массами, с костяным фарфором Bone China, используя их для определённых задач.

В изделиях Albo porcelain часто встречается ботаническая тема.  “Мне она всегда была близка — в детстве я копалась в дачном саду с мамой и полюбила выращивать цветы, сейчас у меня целый розовый сад, — говорит Кира. — Потом я увлеклась вышивкой и вышивала цветы и растения в больших количествах. Покупала ботанические атласы, гравюры. Так что это в моей природе, и проявилось в фарфоре как будто само по себе.” 

Художник любит работать с живыми растениями при создании форм. Весной, летом и ранней осенью она берёт их в своём саду — растения в нём богаты на разные фактуры. Зимой при необходимости покупает цветы в магазине, но обычно летних запасов ей вполне хватает.

“С настроем на работу у меня обычно всё в порядке, иногда могу устать, если приходится делать одинаковые формы подряд долгое время, но обычно этого не бывает, потому что я, как правило, работаю над несколькими изделиями одновременно, — рассказывает Кира. — Очень часто переключаюсь на работы по формовке, так что у меня то работа в фарфоровом цехе, то в гипсо-модельном”.

На то, чтобы сделать из фарфора одну гирлянду, у художника уходит примерно два дня, и это только работа руками — отливка, доработка, шлифовка. Если прибавить время сушки, двух обжигов, сборки и упаковки, то это ещё около семи дней.  

“Мне очень хотелось бы, чтобы образ цветка, растения был видим и узнаваем в фарфоре. Чтобы часть сущности живого переходила в него, — делится Кира. — В этом фарфор дарит необыкновенные возможности — в нём уже есть так многое: лёгкость, прозрачность, тонкость. Мне не хотелось бы копировать природу полностью, поэтому мой фарфор остается белым, оставляя возможности для интерпретации. “В живописи секрет мастерства находится на грани сходства и несходства”, — сказал Ци Байши, и я позволяю себе применять этот принцип в своём ремесле”.

 

Текст подготовила Ольга Богданова. Фото Киры Костиной.

Комментарии закрыты